>

Александр Плющев, DW: Стрельба в Керчи - новые вызовы и старые ответы - Полит-просвет

Перейти к контенту
КОЛОНКИ > Плющев


Стрельба в Керчи - новые вызовы и старые ответы








Нападение на техникум в Керчи совсем недолго считалось терактом: вопреки практике, дело по этой статье было чрезвычайно быстро возбуждено, но также быстро переквалифицировано. Совсем немногие успели высказаться в том духе, что следы надо искать на Украине, где же еще, раз дело происходит в Крыму. Интересно был сведен на нет вопрос принадлежности полуострова: практически все, независимо от позиции по Крыму, обсуждают его точно так же, как если бы это случилось в Москве, Калининграде, Рязани или Владивостоке. Когда стало ясно, что речь идет о том, что называют постепенно закрепляющимся в русском языке словом "шутинг", пришло время не возбужденно искать следы врагов, а задавать неприятные вопросы самим себе.

Массовое убийство в Керчи напоминает нам о собственной беззащитности. Не перед какой-то внешней угрозой, не перед террористами, от которых нечего ожидать, кроме зла и смертельной опасности, а перед одним из нас. Страшно, потому что ситуацию не так уж трудно примерить на себя: в любом коллективе есть очень разные люди, мало ли что происходит с кем-то из них, и, главное, мало ли во что выльется в итоге. Но государство для того и нужно, чтобы минимизировать риски от любых ситуаций, в том числе и от таких.

Неработающие решения
Виноватыми, как правило, назначают массовую культуру, недостатки в воспитательной работе и обеспечении безопасности. Как следствие - новые запреты и регуляции, инструкции, правила и меры. Не прошло и нескольких часов с момента трагедии в керченском колледже, как тут же появились предположения, что студент техникума, расстрелявший своих сверстников и преподавателей, сделал это под воздействием иностранных фильмов или компьютерных игр.

Заданы справедливые вопросы, как подросток смог пронести в школу помповое ружье и рюкзак с боеприпасами. Раздаются голоса о повышении возраста, дающего право на приобретение оружия и ужесточение правил его продажи, проверок покупателей и т.д. Проблема в том, что все это уже много раз обсуждалось, принимались и решения, но они не работают.
Наверное, в итоге можно превратить школы в режимные объекты, но есть еще детские сады, а потом поликлиники, а еще транспорт, стадионы, кинотеатры и прочие культурно-массовые заведения, но хотим ли мы жить в перманентно осуществляемом плане "Крепость"? Наверное, можно ужесточить продажу оружия, но что сделаешь против самодельной взрывчатки? Можно ужесточить допуск иностранных фильмов или игр на наш рынок, но какой в этом смысл в эпоху интернета, если даже какой-то Telegram худо-бедно заблокировать не могут. Все это, главным образом, имитация деятельности и самоуспокоение: работа-то проводится, меры приняты, выводы сделаны. Ну и попутно, конечно, освоение бюджетов, конкуренция за сферы влияния, аппаратные игры.



Новый вызов
И государство, и общество сталкиваются с вызовом, к которому они не готовы, а потому пытаются ответить на него теми средствами, которые есть под рукой, и описать давным-давно набившими оскомину словами. Инструменты неэффективны: государство отлично знает, как бороться с выдуманным им самим экстремизмом в соцсетях, но не имеет ни малейшего понятия, что делать, если школьник взял ружье и пошел расстреливать одноклассников и учителей. От сетевого "экстремизма", за который по уголовным делам прошли сотни людей, не пострадал никто, а один шутинг унес жизни 19 человек, не говоря о десятках раненых. Это вполне очевидная мера эффективности, точнее, неэффективности государства, которое много лет пытается позиционировать себя как стабильное и безопасное.
Можно сколько угодно сводить причины случившегося к психическому расстройству, личным проблемам, неуживчивости в коллективе и даже политическим взглядам: это лишь попытка упростить проблему и избежать ее комплексного осмысления. Мешает этому и отсутствие какой-либо общественной дискуссии, не только политической. Любое обсуждение какой-либо проблемы, если оно вообще допускается в медийном поле, в лучшем случае сводится к балагану на ток-шоу с универсальными экспертами, которые про каких-нибудь Синих Китов могут говорить не хуже, чем про Украину. То есть, специально назначенные властями представители общества могут повалять дурака, покричать и даже немного подраться по некоторому кругу вопросов, а решения все равно выработают и примут без них.

Опасность простых решений
Мы вообще не знаем своих детей, но беда в том, что мы и не очень-то хотим узнать, чем они живут, что у них в голове, а они, как и положено, не особенно стремятся этим делиться. Какой "Колумбайн", что за АУЕ и почему надо разбудить именно в 4.20, никто не хочет с этим подробно разбираться, но хотят побыстрее и полегче избавиться. Возраст этой проблемы, наверное, вполне сравним с возрастом человечества, но особенность нашего времени заключается в том, что современному ребенку мир открывается не постепенно, а практически сразу. В тот момент, когда ему в руки суют планшет с YouTube, чтобы занять. И уж, конечно, не YouTube виноват, и уж, тем более, не планшет, а наш вечный поиск простых решений, вместо выстраивания сложных отношений, как в семье, так и в обществе и в конечном итоге - в государстве. Существующая ныне политическая система с несменяемой властью - из таких же наших простых решений.

К сожалению, во многих странах, в том числе тех, где и институты эффективнее, и общественная дискуссия содержательнее, тоже не изобретено надежного средства против шутингов. Но это вовсе не означает, что к этому не нужно стремиться.



Поделиться записью в соцсетях:

Самые свежие новости из мира политики:

Назад к содержимому