>

Дмитрий Орешкин, The New Times: Камни с неба заказывали? Распишитесь, пожалуйста. - Полит-просвет

Перейти к контенту
КОЛОНКИ > Орешкин


Камни с неба заказывали? Распишитесь, пожалуйста.


Электоральный скандал со вторым туром в Приморском крае примечателен лишь тем, что неожиданно взволновал публику – пожалуй, впервые после Болотной площади 2011 года, когда группа фальсификаторов под руководством православного чекиста В.Е. Чурова приписала «Единой России» 12–17 процентных пунктов (47% против реальных 30–35%).  Но то была Москва и с тех пор по решению С.С. Собянина самые грубые и наглые формы «ночного фальсификата», когда протоколы тупо переписываются уже после завершения работы участковых комиссий, в городе прекратились.  Собянин показал себя умным губернатором, способным слышать подконтрольный регион и идти с ним на компромисс.  А мощного старика Чурова, отца русской демократии, с почетом списали на берег.
Выборы в Москве после этого не стали совсем честными — опасных конкурентов снимают с дистанции, бюджетников административным нажимом сгоняют на участки и пр.   Но они стали честнее — хотя бы с точки зрения подсчета голосов. Московский избиратель, в марте 2018 года под уздцы приведенный к ящикам для голосования, мог бы проголосовать против Путина – однако делать этого не стал. Значит, не допекло еще. Сегодняшняя Москва, как социокультурный организм, не видит повода для масштабных протестов.  С ее точки зрения, все более-менее в норме. А в 2011 — видела!  Полезно иметь в виду, что до выхода на федеральную орбиту Собянин руководил Тюменской областью, и именно при нем там появились небывалые прежде примеры стопроцентного голосования на отдельных участках и в целых районах, типичные скорее для Чечни.  То есть подозревать его в избытке либерализма не стоит. Но Тюменская область демонстрирует один уровень сопротивления властному произволу, а Москва другой. А Собянин, со своей стороны, демонстрирует способность извлекать уроки из политического опыта. Не слишком при этом отклоняясь от магистральной линии вертикали на удержание власти.


ОЧЕВИДНОЕ НЕВЕРОЯТНОЕ
Теперь процесс пошел в Приморье. А впереди вторые туры еще в трех депрессивных регионах. Для тех, кто следит за процессом, фальсификация результатов в Приморском крае – явление ожидаемое и органичное. Роман Удот из «Голоса» заранее обратил внимание, что перед вторым туром местная администрация, сославшись на недостаток денег, отказалась от видеонаблюдения на участках. Дело понятное: на установку камер и программного обеспечения в первом туре денег хватило, а чтобы через неделю нажать кнопку и повторить процесс — уже нет.
Не менее красноречива и сама картинка волеизъявления.  Считаем на пальцах.  Приняли участие в голосовании 511 тыс. избирателей (явка 35%).  Долой примерно 11 тыс. (для ровного счета) недействительных бюллетеней. Остается около 500 тыс. При подсчете 95% голосов губернатор Тарасенко отставал от коммуниста Ищенко на 5–6 процентных пунктов – т.е.  примерно на 25 тыс. голосов.  Оставалось подсчитать 5%, то есть, как раз 25 тыс. избирателей.  Для того, чтобы финальные показатели хотя бы сравнялись, все эти 25 тыс. голосов должны были безальтернативно последовать в корзину Тарасенко.  Он, однако, ухитрился не только догнать коммуниста, но даже опередил его на 8.5 тыс. голосов! Это значит, в последней 5-процентной порции подсчета избиратели не только продемонстрировали стопроцентную монолитность голосования за губернатора, но и существенно повышенную против средней по региону явку. При практически нулевой доле недействительных бюллетеней. Не надо быть докой в теории вероятностей и математической статистике, чтобы сообразить, что это невозможно. Однако арифметический факт налицо: на финише у Тарасенко 253.2 тыс. голосов, а у Ищенко 244.5 тыс.  при 12.2 тыс. недействительных бюллетеней.  Более аккуратные (не на пальцах) подсчеты будут сделаны в ближайшее время и только подтвердят вердикт: очевидное невероятное.

ОТДЕЛЬНЫЕ НЕДОСТАТКИ
По итогам заслуживают внимания только два аспекта: реакция населения и реакция элитных групп.  Не столько в регионе, сколько в Кремле.  Массовых протестов ждать нет оснований: Приморье не Москва.  Мужественный коммунист Ищенко объявил голодовку и держал ее целых 20 часов, лишив себя обеда и ужина. После чего голодовку снял, заявив, что сигнал в Кремле услышали и теперь наступит справедливость. Перед кремлевскими функционерами выбор: или соблюсти букву и дух закона и всерьез позволить избирателям решать судьбу местной власти; или сохранить первородное право вертикали самой назначать наместников, для вида соблюдая нечто похожее на электоральную легитимацию.  Поскольку речь о стратегически важном для Кремля регионе, нет оснований сомневаться, что будет избран второй вариант.
Скандал аккуратно спустят на тормозах, сделав несколько предсказуемых телодвижений, имеющих целью сохранение лица избирательной системы и ее руководства.  На языке конкретных действий это означает, что в регион будет направлена комиссия, которая установит факты отдельных нарушений на отдельных участках. Отдельные руководители избирательных комиссий получат по шапке, будут лишены премий или даже уволены. После чего последует вердикт по спасительной формуле: «выявленные нарушения не оказали существенного влияния на окончательный результат волеизъявления» и Тарасенко останется губернатором.  Г-н Ищенко и КПРФ получат откупное в той или иной форме; граждане, довольные, расходятся по домам. Косвенное подтверждение этому прогнозу дает решительность, с которой команда действующего губернатора пустилась во все тяжкие: без ясного сигнала сверху они бы не посмели.  Сигнал, несомненно, был — хотя бы в виде демонстративного проведения Госсовета под руководством президента на острове Русский сразу после выборов. Это значит, что отступать Кремль не намерен хотя бы потому, что отмена выборов и согласие на полный пересчет голосов означали бы отказ от основного принципа вертикализма: судьба регионов решается в Центре и, если конституционные принципы народовластия и федерализма этому противоречат — тем хуже для конституционных принципов.

ДЕРЖАВНАЯ ЛОГИКА
Вся эта история интересна лишь в одном отношении – как повод для размышлений о таком интересном явлении, как сложившиеся на практике нормы отношений между властью и населением (избежим термина «общество») и между Центром и регионами. Практически нет сомнений, что в Хакасии, где действующий губернатор Зимин с треском проиграл первый тур безвестному младокоммунисту Коновалову (32.4% против 44.8%), сигнала сверху не последовало.  Значит, во втором туре Зимину даже нет особого смысла жульничать — в Кремле его списали как безнадежного лузера.  Державная логика прозрачна: раз начальник не способен обеспечить контроль над территорией, значит пусть в кресло сядет кто-то другой. В сущности, невелика разница. Регион все равно насквозь дотационный и закредитованный, ресурсы для самостоятельной политики отсутствуют и новое начальство будет точно так же смотреть Инстанции в рот, как старое. Вот и хорошо, пусть торжествуют принципы народовластия… В Хакасии, но не в Приморье, где только что закончились самые масштабные за последние десятилетия военные маневры.
С точки зрения московских (и европейских) представлений о демократии и законности это вообще никакие не выборы. Хорошо, назовем данный феномен «электоральной процедурой» и продолжим разбор. Дело в том, что помимо московских представлений о государстве есть еще и кремлевские, где «электоральная процедура» рассматривается как стресс-тест для местных элит на предмет способности обеспечить политический контроль и лояльность Центру. Примерно, как прыжок в море с семиметровой высоты.
Никто не заблуждается насчет приемов, с помощью которых Рамзан Кадыров держит в ежовых рукавицах подведомственное население и обеспечивает необходимые результаты волеизъявления. Но ведь держит! И при этом не устает щедро рассыпать заверения в бесконечной преданности вертикали и лично ее руководителю. А что еще требуется в рамках актуальной политической нормы — может быть, соблюдение конституционных прав граждан и УК РФ, где за фальсификацию избирательных документов (то есть, протоколов голосования) положено до 4 лет лишения свободы? Нет, что вы. Как заметил еще Козьма Прутков, «при виде исправной амуниции сколь презренны все конституции!»
Ползучий процесс чеченизации России (или, что-то же самое, возвратной советизации, когда народы сплоченно отдавали 99.9% за нерушимый блок коммунистов и беспартийных), стартовавший в начале нулевых, в электоральном отношении был зафиксирован появлением на небосклоне звезды В.Е. Чурова. Из всех регионов России только у Москвы нашлись силы ему противостоять. С точки зрения Кремля получилось немного через край.   Попытка найти новый баланс приличий (неписанных норм) в отношениях между вертикалью и населением отразилась в назначении на его место Э.А. Памфиловой с ее более демократическим имиджем. Ей от первого лица был дан карт-бланш на восстановление лица избирательной системы. Но — как показывает опыт — без фанатизма! Когда на повестке дня выбор между приоритетами вертикали и соблюдением закона, закону надлежит помнить о своем месте под лавкой.
На самом деле развилка была пройдена минимум 15 лет назад – просто большинство этого не заметило. Теперь понемногу наступает время отрезвления и осознания.  Вехами на пути возвратной советизации, когда вертикальное (сиречь силовое) могущество при полном одобрении широких трудящихся масс откровенно восторжествовало над правовым мышлением, стали две чеченские войны (Ельцин, уходя в отставку, назвал чеченскую войну своей главной ошибкой), а затем грузинская и украинская войны.  Все они сопровождались всплеском популярности Путина.  Что более чем ясно свидетельствует о возрождении советского приоритета идейно-пропагандистских мифов над практикой жизни.  Или, что тоже самое, о победе телевизора над холодильником.
Тонкость в том, что, как и в советские времена, телевизор с холодильником функционируют в разном характерном времени. У холодильника оно заметно продолжительнее. Крымнашистских восторгов хватило на три-четыре года —удивительно долго с точки зрения рационально мыслящей и европеизированной Москвы.  После чего возникли вполне предсказуемые долгосрочные трудности с санкциями, контр-санкциями, ухудшением инвестиционного климата, падением рубля и семейных доходов, ростом цен и «пенсионной реформой», которая никакой реформой не является, а является механизмом прямого изъятия денег из населения.  А чего еще можно было ожидать, если во главу угла поставлено демонстративное пренебрежение собственными правовыми принципами, зафиксированными, в частности, в Будапештском меморандуме?
Просто большинству (опять же как в советские времена!) почему-то казалось, что попрание норм государственного права ограничится только чеченцами, грузинами и украинцами.  То есть виртуально «чужими».  А нам только лучше будет!  Увы, право или есть, или его нет.  Сейчас эту горькую истину народонаселение постигает на собственном опыте — в частности, хозяйственном и электоральном. Вдруг оказалось, что механизмов защиты прав граждан система не предусматривает. Дальнейшая траектория процесса вполне предсказуема: не имея реальных ресурсов для повышения уровня жизни населения, вертикаль обречена по советскому шаблону нагнетать все более позорную пропаганду и завинчивать гайки. На повестке дня переход от брежневского застоя с его анекдотами к андроповской заморозке.
Поскольку, в отличие от Андропова, с физическим здоровьем у В.В. Путина все в порядке, процесс имеет все шансы продлиться дольше и зайти дальше. Вплоть до режима «черных полковников» или латиноамериканской хунты. Со всеми печальными последствиями, которые мы наблюдаем в откатившихся далеко на мировую периферию Греции или Аргентине. Только в России, где гораздо острее стоит проблема депопуляции, территориального запустения и деградации государственных институтов, добавляется вполне реальная угроза очередного цикла пространственного сжатия и сопутствующих внутренних конфликтов — возможно, вооруженных.
Туча с небесными камнями пока еще только на горизонте. Но быстро приближается.



Поделиться записью в соцсетях:
Назад к содержимому