>

Фёдор Крашенинников, DW: Ельцинская конституция Путина - Полит-просвет

Перейти к контенту

Ельцинская конституция Путина






  Почему принятая 12 декабря 1993 года Конституция РФ не смогла защитить демократию и федерализм в России, а стала удобным инструментом в руках строителей пресловутой "вертикали власти"? Ответ легко найти в самой истории ее возникновения, в том мировоззрении, которого придерживались ее авторы.

Приветы из 1993 года
  После резкого падения популярности российской власти в 1992-1993 годах и печально знаменитого "парламентского кризиса" со стрельбой из танков в центре Москвы у тогдашней элиты сложилось мнение, что единственным гарантом продолжения реформ может быть только действующий президент - Борис Ельцин. Уже в этом логика создателей российского Основного закона была прямо противоположна логике авторов конституций США или ФРГ.
  И в Америке после отделения от британской монархии, и в Германии после краха гитлеровского режима конституции составлялись таким образом, чтобы всемерно ограничить возможности главы исполнительной власти (сколь бы хорошим он ни был), создать работающие (вне зависимости от персоналий) институты демократии, закрепить как можно больше неотчуждаемых и однозначно трактуемых прав и свобод за отдельными гражданами и субъектами федерации, а также обеспечить неизбежную сменяемость власти в результате выборов.
  Написанная же в 1993 году ныне действующая Конституция России попросту зафиксировала специфику того времени, сделав ситуационный ельцинский авторитаризм и декларативный федерализм конституционной нормой. Например, в окружении Ельцина вполне обоснованно не ждали ничего хорошего от итогов парламентских и региональных выборов, и именно поэтому российская конституция писалась так, чтобы минимизировать влияние на ситуацию в стране любых выборов, кроме президентских, и ограничить возможности и полномочия любых избранных органов, кроме президента.
  Такой подход, помимо прочего, сделал практически неизбежной ситуацию 1996 года, когда ради переизбрания Бориса Ельцина были созданы все те механизмы административного контроля над выборами, с помощью которых существующая власть переназначает саму себя. Так Россия и живет с тех пор: тот, кто объявлен президентом по итогам им же организованных выборов, обладает всей властью в стране, в том числе назначить себе преемника и организовать его победу на следующих выборах. А все остальные выборы не имеют особого значения, и победившие на них должны быть лояльны президенту изначально или стать таковыми после вступления в должность.
  Единственным более-менее очевидным покушением на президентское всевластие довольно долго казалась конституционная норма, запрещающая одному и тому же гражданину быть президентом более двух сроков подряд. Скорее всего, она появилась только потому, что в 1993 году так далеко вперед никто не заглядывал, да и заикнуться о возможности править бесконечно Ельцин просто не смел - время было другое. Но даже в этом случае авторы конституции умудрились (или постарались?) выразиться столь двусмысленно, что оставили лазейку, которой воспользовался Владимир Путин: не меняя конституции, он президентствует уже четвертый срок, и вполне может быть, что будет и пятый, и шестой.


Задание на будущее
  За 25 лет Конституция России много раз продемонстрировала свою неспособность гарантировать что-либо гражданам и свое удобство для любой действующей власти. Тем не менее, очень может быть, что в ближайшее время ее все-таки перепишут, сделав нормой нынешнее положение дел и упростив правящей группировке задачи по сохранению власти на десятилетия вперед. Удастся им это или нет - другой вопрос, да и содержание конституции едва ли способно что-то гарантировать само по себе.
  В любом случае жалеть эту конституцию и выступать в ее защиту нет никакого смысла, как никогда не было смысла надеяться на нее. Наоборот, ее окончательная дискредитация и унижение даже полезны, чтоб зафиксировать исчерпанность этого правового документа и ликвидировать соблазн вернуться к нему на новом этапе истории, когда и если Россия все-таки вернется на столбовую дорогу демократии, свободы и прогресса.
  С учетом исторического опыта России любая новая демократическая конституция должна писаться исходя из того, что рано или поздно любой чиновник, обладающий значительной властью, захочет ее узурпировать. Сама ситуация, когда дух и буква конституции интерпретируются в зависимости от личности главы государства, должна быть полностью исключена, а права, свободы и полномочия всех уровней власти и каждого гражданина должны быть прописаны самым подробным и однозначным образом - во избежание злонамеренного толкования во вред обществу.
  И самое главное: если вся история государственного строительства в России чему-либо и учит, то только тому, что впредь необходимо отказаться от экспериментов с единовластием в любых его видах. Любой, кто рассуждает о необходимости сильной власти и единоначалия, обрекает Россию на повторение пройденного, даже если сам думает иначе. Единственный путь, которым Россия может выйти из порочного круга автократий, - самым решительным образом, раз и навсегда перейти к модели федеративной парламентской демократии.


Поделиться записью в соцсетях:

Самые свежие новости из мира политики:

Назад к содержимому