>

Александр Минкин, МК: Тюремщики хотят заработать на пытках 16 миллиардов - Полит-просвет

Перейти к контенту
КОЛОНКИ > Минкин



Тюремщики хотят заработать на пытках 16 миллиардов


Они несколько раз пытали человека в зоне. Видео утекло в интернет. Начался скандал, но в отставку тюремные начальники не подали. И главные не подали, и даже те полусредние, по чьему распоряжению зэков пытали, а пытки записывали на видео для отчёта.
Если официально, то речь идёт о сотрудниках Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Министерства юстиции Российской Федерации, а по-русски: тюремщики из министерства Справедливости.
При правильном государственном устройстве даже самые высокие чины министерства Справедливости уже были бы в отставке, а некоторые ожидали бы суда. У нас не так. Первый замдиректора ФСИН заявил, что для борьбы с пытками надо добавить видеокамер в зоны и стоить это будет 16 миллиардов 500 миллионов рублей. Этот высокопоставленный тюремщик объяснил, что сейчас в зонах 117 тысяч видеокамер и 18 тысяч переносных видеорегистраторов. Необходимо добавить ещё 30 тысяч переносных и 35 тысяч стационарных видеокамер. На это — полтора миллиарда. А на хранение видеозаписей ещё 15 миллиардов в год. И тогда наступит гуманность. Наступит законность.
Вопрос: кто будет просматривать сотни тысяч часов съёмки? Сколько надо «смотрящих»? Тюремщики и это рассчитали: им надо взять на работу 5500 сотрудников «для работы с видеозаписями».

Никто не сказал, из кого (из каких слоёв населения) собираются завербовать тысячи «смотрящих». Из правозащитников? Конечно, нет. Пристроят своих жён, племянников, бездельников, алкоголиков… Много ли найдётся умных, честных, образованных, трудолюбивых людей, которые согласятся ежедневно часами смотреть видеозаписи из жизни заключённых — серой, тупой и отвратительной?
А наймут племянников и алкоголиков, то не начнут ли бесчестные смотрящие торговать с палачами? Вот он увидел пытки, остановил видеозапись, пошёл к начальнику:
— Товарищ подполковник, в Ярославской колонии опять пытали.
— Отлично! Тащи сюда. Это им обойдётся миллионов в десять. Не обеднеют; они там с зэков лопатой денежки гребут, а мы тут глаза себе портим.
Если работники честные — за ними не надо круглосуточно наблюдать. Если бесчестные — всякое наблюдение окажется таким же продажным.
Эти миллиарды хотят потратить на муляж честности. Потратить из нашего кармана.
* * * 
Сколько стоит Государственная дума? Если верить бюджету — 10 миллиардов в год. Вопрос: за что мы платим эти деньги? Последние 20 лет Дума только одобряет законы, которые ей присылают на визу сверху (можно было бы добавить «из правительства», но при нашем государственном устройстве смысла в таких добавках нет).
Хорошие это законы или плохие — неважно. Речь о другом: зачем дико дорогая хрень, которая всегда говорит «да»? Зачем светофор, у которого всего одна лампочка — зелёная?
Сколько стоит нашей стране многолетнее содержание Рогозина в разнообразных властных структурах на разнообразных высоких должностях? Где и какую он принёс пользу? (Вместо Рогозина можно было бы написать разные другие фамилии, а он просто сейчас на слуху из-за поисков вредителя, просверлившего дырку в космическом корабле.)
…Власть жутко боится критики. Она не может найти убедительных ответов, поэтому предпочитает затыкать рот критикам. Власть деградировала, поэтому ей — ветхой, хромой, слепой и глухой — надо всё больше денег на костыли, подпорки, слуховые аппараты.
Как только у ФСИН появится на 16 миллиардов слуховых аппаратов, садисты сразу станут гуманистами. Ура, товарищи!
Ещё один вопрос: как ограбить человека так, чтобы он поверил, будто ему сделали подарок? Нам говорят, что на здравоохранение в России тратятся сотни миллиардов в год. В это трудно поверить, если слушать людей — бесчисленные жалобы на плохих врачей, плохие лекарства, плохие больницы, закрытие больниц, нищенские зарплаты медсестёр… Дело в том, что сотни миллиардов тратятся вовсе не на наше здоровье, а на строительство гигантских медицинских центров (которые когда-нибудь, может быть, начнут хорошо работать, а пока строители и кураторы воруют), на покупку новейшей медицинской техники (которая валяется, потому что нет специалистов, умеющих на ней работать и нет расходных материалов), на бесконечную отчётность, которую пишут врачи, вместо того чтобы лечить людей, и которую потом должны читать (читают ли?) какие-то чиновники. Мы не знаем, какая часть бюджета здравоохранения идёт на наше здоровье: 5%, 1,5%? Мы постоянно платим за всё тому самому здравоохранению. То есть оно получает наши деньги и из государственного бюджета, и из наших частных карманов.
* * *
Никакими деньгами не превратишь садиста в гуманиста. Никакими деньгами не сделаешь подлеца порядочным человеком. Никакими деньгами не сделаешь дурака умным. Возможно, Китай нас обогнал именно потому, что там коррупционеров расстреливают, а не награждают орденами за заслуги перед китайским Отечеством.



Назад к содержимому