>

Ольга Романова, колонка Сноб: Камера за полтора миллиона - Полит-просвет

Перейти к контенту

Камера за полтора миллиона. Почему там Цеповяз, но никогда не будет Белых и Улюкаева.







Как стать випом
  Увы, но для людей, которые профессионально занимаются правозащитой, посиделки Цеповяза — это совсем не новость. «Русь сидящая» знает: в России на каждой зоне есть VIP-камера. Даже в СИЗО, в «Матросской Тишине» и в «Бутырке», везде есть человек, который живет, как Цеповяз. Совершенно не важно, по какой статье он сидит, какое у него вероисповедание и национальность. Вопрос только в финансах и в общественном внимании. Улюкаев и Белых, например, не VIP-клиенты, они не могут сидеть в таких камерах, к ним и так приковано слишком много внимания.
  Схема получения VIP-камер распространенная, но массового характера не носит. Так сидеть на зоне могут до пяти человек. Например, в «Воднике» (Следственный изолятор №5, который находится недалеко от метро Водный стадион. — Прим. ред.) есть VIP-камера на четырех человек, обычно для бизнесменов и банкиров. Она стоит миллион-полтора в месяц, и люди оплачивают ее вскладчину. Тот, кто сидит в ней, за небольшую доплату может получать любые передачи. Но все-таки тюрьма есть тюрьма, и потока запрещенных посылок в такие камеры нет. Это как внеочередной букет цветов, не на 8 марта, а просто так, раз в месяц.


Два полюса силы
  В каждой тюрьме есть два полюса силы. Первый — «блат-комитеты», состоящие из профессиональных преступников, ведущих криминальный образ жизни и втягивающих в него других. Они не собираются сотрудничать с властями, выходить по УДО, исправляться. Блатные держат общак, куда поступают деньги с воли и продуктовые отчисления от всех посылок, приходящих в зону. Теоретически, этот фонд существует для поддержки неимущих осужденных, у которых нет возможности купить сигареты, чай и так далее. Обычно же его используют для своих личных целей. Эти люди влияют на остальных с помощью общака. Второй полюс силы — руководство колонии и оперативные сотрудники. От них зависит многое: «отшманают» ли незаконно пронесенный мобильный телефон, посадят ли в ШИЗО, дадут ли работать, назначат банщиком, библиотекарем или кочегаром.
  Два центра силы всегда находят очень много взаимных интересов. Самый главный интерес руководства — чтобы не было жалоб, чтобы ничего не делать, спокойно жить и воровать. Как этого добиться? Конечно, можно навести порядок, соблюдать права человека. Но все равно будут склочные зэки, и вообще, зэков никто не любит. Соответственно, есть только один способ поддерживать спокойствие: сделать так, чтобы за порядком следили сами заключенные, то есть «блат-комитет». Того, кто нарушает правила, бьют, унижают, макают головой в унитаз. Такая работа должна оплачиваться: наркотики, алкоголь, можете добавить сюда красную икру и крабов.

С сохранением почестей
  Для меня в этой истории остался лишь один вопрос: откуда появились фотографии. Ни в комнату для свиданий, ни на саму зону нельзя проносить ни мобильные телефоны, ни уж тем более фотоаппараты. Это либо фотографировали сотрудники, и тогда у меня к ним очень много вопросов, либо люди, принесшие на зону незаконным образом средства съемки. Со всей очевидностью можно сказать, что у Цеповяза там есть телефон.   
  Эта история показательна еще и вот почему. Изменений в системе ФСИН ждать не стоит. Ограничатся, как всегда, выговором или увольнением не самого крупного начальника. Дело это было давно, в 2015 году. Наверняка там уже новый начальник. А если старый, то что же, пора ему на пенсию. Конечно, с сохранением всех почестей.


Поделиться записью в соцсетях:

Самые свежие новости из мира политики:

Назад к содержимому